Викентий Игнатьевич Смидович

В этот день, 186 лет назад в Каменец-Подольском в семье польского дворянина родился знаменитый в будущем врач Викентий Игнатьевич Смидович.

 

«Мой отец, Викентий Игнатьевич Смидович, был врач. Он умер в ноябре 1894 года, заразившись сыпным тифом от больного. Смерть его вдруг обнаружила, какою он пользовался популярностью и любовью в Туле, где всю жизнь работал. Похороны его были грандиозные. В лучшем тогда медицинском еженедельнике «Врач», выходившем под редакцией проф. В.А. Манасеина, в двух номерах подряд были помещены два некролога отца, редакция сообщала, что получила еще два некролога, которых за недостатком места не печатает», — пишет В.В. Вересаев в своих воспоминаниях о юных годах. Мемуарное произведение писатель посвятил памяти своего отца. Именно оно стало основным источником информации о Викентии Игнатьевиче Смидовиче.

Кончив в 1860 году курс в Московском университете, Викентий Игнатьевич начал свою общественную службу в Туле. Высокообразованный и человечный, в высшей степени отзывчивый на все доброе, трудолюбивый и до крайней степени скромный в своих личных требованиях, он всю свою жизнь посвятил служению городскому обществу. Не было ни одного серьезного городского вопроса, в котором бы так или иначе Викентий Игнатьевич не принимал участия. Он был в числе учредителей Общества тульских врачей и гласным Городской думы, устроил Городскую санитарную комиссию и до самой смерти был главным ее руководителем. 

Сначала В.И. Смидович служил ординатором в больнице Приказа общественного призрения, позже жил частной врачебной практикой.

«Считался одним из лучших тульских врачей, практика была огромная, очень много было бесплатной: отец никому не отказывал, шел по первому зову и очень был популярен среди тульской бедноты. Когда приходилось с ним идти по бедняцким улицам — Серебрянке, Мотякинской и подобным, — ему радостно и низко кланялись у своих убогих домишек мастеровые с зеленоватыми лицами и истощенные женщины. Хотелось, когда вырастешь, быть таким же, чтобы так же все любили.

Раз был такой случай. Позднею ночью отец ехал в санках глухою улицей от больного. Подскочили три молодца, один схватил под уздцы лошадь, другие двое стали сдирать с папиных плеч шубу. Вдруг державший лошадь закричал:

— Эй, ребята, назад! Это доктор Смидович! Его лошадь!

Те ахнули, низко поклонились отцу и стали извиняться. И проводили его для безопасности до самого дома. Папа, смеясь, говаривал:

— Мне по ночам ездить не опасно: все тульские жулики мои приятели».

Чтобы совершенствоваться как врач, Смидович регулярно выезжал в Европу. Занимался в Вене изучением внутренних и детских болезней, а в Праге изучал акушерское дело.

Ни один серьезный вопрос в городском хозяйстве тоже не проходил без деятельного участия доктора Смидовича.

«В девяностых годах отцу пришлось вести продолжительную, упорную борьбу с губернатором из-за водопровода. Тульским губернатором в то время был Н. А. Зиновьев, впоследствии правый член Государственного Совета по назначению. В Туле сооружался водопровод. Был под городом рогоженский колодезь с прекрасной водой. За эту воду энергично высказалось общество тульских врачей с его председателем, моим отцом, во главе. Но губернатор почему-то остановил свой выбор на надеждинском колодце.

Из самодурства ли, по каким ли другим причинам, но он упрямо стоял на своем. Между тем надеждинский колодезь давал воду очень жесткую, вредную для труб, расположен был на низком месте, невдалеке от очень загрязненной рабочей слободы. Два года тянулась борьба отца с губернатором. Отец выступал против него в городской думе, в санитарной комиссии, в обществе врачей; конечно, потерял место домашнего его врача. Всемогущий губернатор одолел, и Тула получила для водопровода плохую надеждиискую воду».

К слову, проблема жесткости тульской воды, поднятая Викентием Игнатьевичем более ста лет назад, не решена по сей день.

Заболевания и смертность горожан, эпидемии, условия жизни населения города, в особенности бедняков, все это было предметом пристального внимания доктора Смидовича. В первый же год существования санитарной комиссии он осмотрел и нанес на карты все трясины и болота города Тулы, чтобы затем провести санитарные работы по ликвидации этих рассадников эпидемических болезней. Викентий Игнатьевич разрабатывал мероприятия по борьбе с эпидемиями холеры, заботился о подготовке дезинфекторов, выступал с лекциями о мерах по предупреждению эпидемий, боролся за образование запасов лекарств и продажу их беднякам по сниженным ценам или бесплатно.

В XIX веке практическая деятельность врача нередко была связана с опасностью для его собственной жизни. Наряду с холерой в Туле свирепствовали эпидемии тифа, который наиболее широко распространялся на территориях с неблагополучными водоснабжением и канализацией.

Викентий Игнатьевич Смидович заразился тифом от своих пациентов. До последнего дня он лично записывал историю болезни. Умер на десятые сутки, 15 ноября 1894 года.

В.И. Смидовича похоронили на Всесвятском кладбище в Туле. Городская общественность тяжело переживала его смерть. В газетах писали, что Викентий Игнатьевич «обладал обширными знаниями, прекрасным образованием, добрым сердцем, благородным характером и скромностью истинного философа».

16 января 1992 года в доме Викентия Игнатьевича Смидовича, открылся музей, посвящённый его сыну — писателю В.В. Вересаеву. В экспозиции уделено внимание и доктору Смидовичу, оставившему о себе долгую и добрую память в сердцах туляков.

Источник: Тульские Новости (https://newstula.ru/fn_558915.html).